В старину мужиков, которые что-то мастерили из лозы, называли «вязниками». Отсюда и название города - Вязники.

Последние коментарии

Эта новость из рубрик: Краеведение

04.08.2022

Легенды древнего города: Скакал ли Дмитрий Пожарский на белом коне через Ярополч?

Читая материалы, связанные с историей города Ярополча, написанные известными историками и местными краеведами, иногда диву даешься. О чем только не написано: о ярополчанах на поле Куликовом; о следах пушкинской коляски; о месте, где происходило действие его повести «Метель»; о третьем рождении Ярополча и многом другом. Отношение читателей к этому, как правило, доверительное. И лишь недавно стали раздаваться голоса, вносящие явный диссонанс в звучание согласного хора: а было ли такое на самом деле? А что если все было не так?

Вот вам один такой образчик. «В один из дней грозового 1612 года через тихий городок на Клязьме проскакал воинский отряд, — это князь Дмитрий Пожарский, «упрошенный миром», спешил, повинуясь долгу, в Нижний Новгород. А через некоторое время, по свидетельству ярополчского протоиерея К. А. Веселовского, народное ополчение, двигаясь освобождать Москву, расположилось на кратковременный отдых на Ярополчьей горе. С тех пор якобы и гора, и селение, где останавливался Минин, получили его имя. Встречается название и «Минина гора». И далее автор продолжает. «Село Минино, как и город Ярополч вместе с прилегающими селениями, было щедро пожаловано Михаилом Романовым боярину Федору Ивановичу Мстиславскому. Новопожалованная вотчина находилась во владении князей Мстиславских до середины XVII века, а затем перешла в ведение Дворцового приказа. Это время второго рождения города Ярополча, короткий период его возвышения, вызванного строительством в 1657 году по царскому указу городских укреплений. Государь Алексей Михайлович повелел воеводе Субботе Семеновичу Чаадаеву соорудить на Мининой горе земляной город с каменными башнями на изломах стен». Это пишет А.А.Тиц.  в своей книге «По окраинным землям Владимирским», 1964 г.

И вот уже вторят ему другие краеведы, добавляя новое: «Ярополч не остался в стороне от народного движения за освобождение отчизны. Посадский человек Козьма Минин сумел зажечь сердца русских людей. Ходоки с его воззванием, страстно призывавшим не пожалеть «животов своих» за Родину, приходили для сбора средств и в Ярополч».

«Через Ярополч из Суздаля в Нижний Новгород в октябре 1611 года проскакал на белом коне во главе своего отряда князь Дмитрий Пожарский. Часть ярополчан влилась в этот отряд, вступив затем и в ряды народного ополчения».

Не уступают и ивановские краеведы: «Нижегородские послы ехали в Мугреево по старинному тракту: Балахна, Пурех, Пестяки, Нижний Ландех».

Ехали они почему-то в противоположном направлении. Как говорится, князь туда, а послы сюда. Где же истина?

Рассмотрим вкратце возникновение первого и второго ополчения. Смутное время. Здесь следует отметить, что наиболее стойко в это трудное для России время держались лишь Троице-Сергиев монастырь под руководством архимандрита Дионисия и Нижний Новгород под руководством воевод князя Репнина и А.И. Алябьева. Именно в Нижнем Новгороде первыми во весь голос заговорили о сопротивлении иноземцам.

В январе 1611 года, утвердившись крестным целованием с балахонцами (жителями города Балахны), они разослали призывные грамоты в города Рязань, Кострому, Вологду, Галич и другие, прося прислать в Нижний Новгород ратников, чтобы «стати за веру и за Московское государство за один». Воззвания нижегородцев имели успех. Откликнулось много городов.

Был ещё жив непримиримый к врагам патриарх Гермоген, заключённый поляками в темницу Чудова монастыря. С июля 1611 года архимандрит Дионисий начал рассылать грамоты в разные города России, чтобы возбудить ненависть в сердцах граждан к иноземным захватчикам. 25 августа 1611 года в Нижнем Новгороде была получена грамота от патриарха Гермогена, в которой он призывал нижегородцев стоять за святое дело, за православную веру. Одновременно с нижегородцами собиралось ополчение и в Рязани под руководством рязанского воеводы Прокопия Ляпунова. Князь Пожарский, в то время Зарайский воевода, не признав решения московских бояр призвать на российский трон королевича Владислава, со своими ратными людьми примкнул к его отряду.

Первое нижегородское ополчение под руководством нижегородского воеводы князя Репнина выступило на Москву в феврале 1611 года численностью около 1200 человек. Под Москву нижегородское ополчение пришло в середине марта. Несколько ранее к Москве подошли отряды ополченцев из Рязани и Владимира. Скорее всего отряд ополченцев из Вязников присоединился к владимирскому, так как Вязники в то время входили во Владимирский уезд.

Ополченцы поспешили на помощь москвичам. Д.М. Пожарский встретил врагов на Сретенке, отразил их и прогнал в Китай-город. На следующий день, в среду, поляки опять напали на Пожарского, устроившего опорный пункт около своего подворья на Лубянке. Пожарский бился с поляками целый день, был тяжело ранен и вывезен из Москвы соратниками в Троице-Сергиев монастырь. Позднее он перебрался в свою родовую вотчину в Мугреево. Но с обострением обстановки, нашествием Литвы и поляков на Суздаль, (у Пожарского поляками была отобрана вотчина Нижний Ландех неподалеку от Мугреева), князь Д. Пожарский был перевезен в родовое имение Юрино Нижегородского уезда. Там он продолжил своё лечение.

В сентябре 1611 года нижегородский земский староста Козьма Минин призвал к формированию нового ополчения для освобождения Москвы. При выборе военачальника ополчения нижегородцы остановились на кандидатуре князя Д.М. Пожарского и послали к нему в село Юрино делегацию в главе с наместником Вознесенского Печерского монастыря архимандритом Феодосием.

Нижегородская делегация в главе с архимандритом Вознесенского Печерского монастыря Феодосием у Д. Пожарского.

Князь ещё не оправился от тяжёлых ранений весной 1611 г. в голову и ногу. Ранение в голову привело к тому, что воевода заболел «черным недугом» (эпилепсией). Трудно заживала и рана на ноге – хромота осталась на всю жизнь.

Вот как сообщает об этом «Новый летописец». «Един же от них нижегородец Козма Минин, рекомый Сухорук, возопи во все люди: «будет нам похотеть помочи Московскому государству, ино нам не пожелети животов своих; и дворы свои продавать и жены и дети закладывать и бити челом, хто бы вступился за истинную православную веру и был бы у нас начальником». Нижегородцем же всем ево слово любо бысть, и здумаша послати бити челом к столнику ко князю Дмитрею Михайловичу Пожарскому Печерсково монастыря архимарита Феодосия, да изо всех чинов всяких лутчих людей. Князю же Дмитрею Михайловичу в то время бывшу у себя в вотчине, лежащу от ран, от Нижнева 120 поприщ, архимарит же и все нижегородцы привдоша ко князю Дмитрею Михайловичу и биша ему челом со слезами, чтобы к ним ехал в Нижней Нов город и стал бы за православную християнскую веру и помочь бы учинил Московскому государству. Князь Дмитрей же их совету рад бысть и хотяше ехати в тот час. Нижегородцы же его встретиша и прияша с великою честию». В Нижний Новгород Пожарский прибыл 28 октября 1611 года.

Икона Казанской Божией Матери, сопровождавшая ополчение Д. Пожарского.

В январе 1612 г. Пожарский объявил, что нижегородская рать пойдет на выручку Суздалю, осажденному польскими отрядами. Об этом узнали в подмосковном казачьем лагере. Реакция последовала незамедлительно. На Суздаль были срочно брошены казачьи отряды атаманов Андрея и Ивана Просовецких. Польские войска отошли без боя, и Суздаль был занят казаками. Таким образом, прямой путь Пожарскому к Москве был закрыт. Конечно, ополчение без труда могло выбить казаков из Суздаля, но начинать войну с новым ополчением было нецелесообразно в военном, а главное – в политическом отношении, поэтому Пожарский решил двинуть рать по Волге.

Надо отметить, что в Суздале Пожарский был, но случилось это начале апреля 1612 г. и был это родственник Д. Пожарского Роман Петрович Пожарский, который по поручению князя подошел к Суздалю и выбил из него казаков атамана Просовецкого.

Второе народное ополчение выступило из Нижнего Новгорода в конце февраля – начале марта 1612 года. Его путь пролегал вдоль правого берега Волги через Балахну, Тимонькино, Сицкое, Катунки, Пучеж, Юрьевец, Решму, Кинешму, Плёс, Кострому, Ярославль и Ростов Великий. В Ярославль ополчение пришло в конце марта – начале апреля 1612 года. 28 июля 1612 года второе народное ополчение выступило из Ярославля в Москву. 14 августа 1612 года оно уже было у стен Троице-Сергиевого монастыря, а 20 августа подошло к Москве.

Сражение ополченцев с войсками гетмана Ходкевича.

21-24 августа состоялось ожесточённое сражение ополченцев с поляками и войсками литовского гетмана Ходкевича. К вечеру 24 августа поляки и войска Ходкевича были наголову разбиты. Но ещё два месяца продолжалась борьба ополченцев с засевшими в Москве поляками. Наконец, 22 октября (1 ноября по новому стилю) поляков выгнали из Китай-города. Таковы обстоятельства того времени.

Невольно возникает вопрос к А.А. Тицу. Откуда скакал князь Дмитрий Пожарский в один из дней грозового 1612 года, «повинуясь долгу», через Ярополч (Вязники) в Нижний Новгород для того, чтобы возглавить ополчение? Из родовой вотчины Мугреево? Но мы уже знаем, что, получив тяжелое ранение, он был вывезен сначала в Троице-Сергиев монастырь, затем в Мугреево, а из него в родовое имение Юрино Нижегородского уезда, где продолжал свое лечение и находился там до октября 1611 г., куда к нему прибыло посольство нижегородцев во главе с архимандритом Феодосием. И «Новый летописец» подтверждает это.

Есть вопрос и к директору Мытского краеведческого музе Елене Сергеевне Локтевой. По ее данным нижегородские послы ехали в Мугреево по старинному тракту: Балахна, Пурех, Пестяки, Нижний Ландех. Зачем они туда поперлись, если Д. Пожарский находился в Юрино?

Еще один вопрос, теперь уже к вязниковским краеведам. Каким образом князь Д. Пожарский из Суздаля через Ярополч во главе своего отряда, да еще на белом коне, проскакал в Нижний Новгород? Как он оказался в Суздале? Скорее всего, князь Дмитрий Пожарский на белом коне въехал в Москву, когда были разбиты поляки.

Мы видим явное несоответствие сказанного действительности, в ряде работ присутствуют примеры искажения имевших место реальных исторических фактов, различные ошибки и домыслы. Прежде всего их наличие связано с тем, что основой написания данных работ послужил не анализ первоисточников, а компилятивный пересказ классиков краеведения.

По этому поводу очень метко высказался Лев Иванович Аносов: «В этих высказываниях ярко просвечивает желание возвеличить нашу довязниковскую историю с городом Ярополчем XII и XVII веков, но, мне кажется, не следует исторические факты подгонять под свои желания. На самом деле все было намного прозаичнее».

И ему можно поверить.

Юрий ВАСИЩЕВ.

Иллюстрации из архива автора.

Похожие новости
Вязниковский сайт Вязник.ру продолжает знакомить вязниковцев с книгой Юрия Васищева «Страницы горького века». Время день за днем неумолимо о...
Глава вторая. Вязниковские мученики. Вязниковским священникам, погибшим в годы гонений на Русскую Православную Церковь, посвящается.

Вязниковский сайт Вязник.ру продолжает знакомить вязниковцев с книгой Юрия Васищева «Страницы горького века». Время день за днем неумолимо о...